Требование законности

Европейский суд, применяя любое из содержащихся в ст. 1 Протокола N 1 правил, в целях определения наличия или отсутствия ее нарушения отвечает последовательно на ряд вопросов. Отрицательный ответ на любой из вопросов из данного перечня освобождает от необходимости дальнейшей оценки ситуации и дает основания говорить о нарушении ст. 1 Протокола N 1 <1>.

<1> В некоторых случаях Европейский суд позволяет себе отступить от принципа последовательного выяснения традиционных обстоятельств законности, общественных интересов и соразмерности ограничений. В Постановлении по делу “Российская консервативная партия предпринимателей и другие против Российской Федерации” (Russian Conservative Party of Entrepreneurs and others v. Russia) от 11 января 2007 г. (жалобы N 55066/00, 55638/00. § 94 – 97 ) Европейский суд признал нарушение прав собственности заявителя в большей степени, как представляется, исходя из чувства справедливости.

Первый в перечне вопросов, на которые должен ответить Европейский суд, – это законность примененных государством мер, т.е. любое вмешательство в право собственности должно прежде всего соответствовать национальному законодательству, иметь основания в нем и не быть произвольным.

“Первым и самым основным требованием статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, – говорится в Постановлении Европейского суда по делу “Бывший Король Греции и другие против Греции”, – является то, что любое вмешательство со стороны органов государственной власти в беспрепятственное пользование имуществом должно быть законным: второе предложение пункта 1 предусматривает лишение собственности только “при условиях, предусмотренных законом”, а пункт 2 признает то, что государство имеет право осуществлять контроль за использованием собственности путем введения законов. Более того, принцип господства права является одним из основных принципов демократического общества, он присущ всем положениям Конвенции” <1>.

——————————–

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Бывший Король Греции и другие против Греции” (The Former King of Greece and others v. Greece) от 23 ноября 2000 г. Жалоба N 25701/94. ECHR 2000-XII. § 79; см. также: Постановления Европейского суда по правам человека по делу “Иатридис против Греции” (Iatridis v. Greece) от 25 марта 1999 г. Жалоба N 31107/96. ECHR 1999-II. § 58 ; по делу “Фризен против Российской Федерации” (Frizen v. Russia) от 24 марта 2005 г. Жалоба N 58254/00. § 33 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 10; по делу “Коновалов Виктор против Российской Федерации” (Konovalov Viktor v. Russia) от 24 мая 2007 г. Жалоба N 43626/02. ECHR 2001-XI. § 42 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 11.

 

В случае если государство – участник Конвенции не может привести правовых оснований в национальном законодательстве для ограничений права собственности, то “вмешательство в право собственности заявителя не может рассматриваться как законное по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Данный вывод свидетельствует об отсутствии необходимости рассматривать вопрос о соблюдении справедливого равновесия между требованиями интересов общества и требованиями защиты основных прав личности. Следовательно… имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции” <1>.

——————————–

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Фризен против Российской Федерации” (Frizen v. Russia) от 24 марта 2005 г. Жалоба N 58254/00. § 36 – 37 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 10. Напомним, что жалоба заявительницы касалась конфискации автомобиля в связи с преступлением ее мужа, в котором она не принимала участие.

 

Соответствие национальному законодательству понимается Европейским судом широко: в него наряду с действующим законодательством включаются и толкование, которое дают ему национальные суды, и установившаяся практика, в том числе судебная. Вместе с тем в свете преамбулы к Конвенции и принципа верховенства права, одним из аспектов которого является принцип правовой определенности, требование законности будет соблюдено лишь в том случае, если национальное законодательство достаточно определенно и непротиворечиво. В противном случае у Европейского суда есть основания утверждать, что имеет место нарушение ст. 1 Протокола N 1.

В частности, “принимая во внимание неприведение национальными судами правовых положений в качестве основания изъятия существенной денежной суммы, – говорится в Постановлении Европейского суда по делу “Бакланов против Российской Федерации”, – и очевидное противоречие прецедентного права относительно национального законодательства, Европейский суд счел, что рассматриваемое национальное законодательство не было сформулировано с такой точностью, чтобы заявитель мог предусмотреть последствия его действий в степени, разумной при обстоятельствах дела. Следовательно, вмешательство в право собственности заявителя не могло рассматриваться как законное по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Соответственно, имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции” <1>. В Постановлении Европейский суд отмечает также, что, “говоря о законе, статья 1 Протокола N 1 к Конвенции ссылается на такое же понятие, содержащееся где-либо в Конвенции” <2>, что позволяет для его анализа учитывать выработанные подходы прецедентной практики относительно других статей Конвенции.

——————————–

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Бакланов против Российской Федерации” (Baklanov v. Russia) от 9 июня 2005 г. Жалоба N 68443/01. § 46 – 47 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 10.

<2> Там же. § 40.

Если обратиться к вопросу, как понимаются в Конвенции термины “закон” и “предусмотрено законом”, то одним из наиболее ранних дел, в котором позиция Европейского суда по данной проблеме сформулирована достаточно определенно, является дело “Санди Таймс” против Соединенного Королевства” <1>. Жалоба касалась вопроса возможного нарушения ст. 10 Конвенции в связи с запретом национальными судами Великобритании публикации газетой “Санди Таймс” статей, посвященных обсуждению еще не законченного судебного процесса, по причине неуважения к суду. Неуважение к суду выражалось в том, что комментарии по поводу незавершенного процесса в прессе сопряжены с применением принципа давления и принципа предвосхищения, не совместимых с принципом независимости и беспристрастности суда и судебного процесса в связи с возможностью оказать влияние на судью, участников процесса и общественное мнение.

——————————–

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Санди Таймс” против Соединенного Королевства” (The Sunday Times v. the United Kingdom) от 26 апреля 1979 г. Серия А. Т. 30 // Европейский суд по правам человека: Избранные решения. Т. 1.

Одним из аспектов, которые надлежало рассмотреть Страсбургскому суду в указанном деле, было толкование термина “предусмотрено законом” в свете допускаемого Конвенцией вмешательства в права, гарантированные ст. 10 Конвенции. Европейский суд высказал следующее мнение: “Слово “закон” в формуле “предусмотрено законом” охватывает не только статуты, но и неписаное право… Если считать, что ограничение в силу общего права не относится к “предусмотренным законом” единственно на том основании, что оно не закреплено в законодательстве, то это лишает участвующее в Конвенции государство, где действует общее право (common law), защиты статьи 10 п. 2 и подрубает самые корни правовой системы этого государства. Это явно противоречило бы намерениям составителей Конвенции. В пунктах 2 статей 9, 10 и 11 Конвенции и французский, и английский текст используют равнозначное выражение “предусмотрено законом” ( par la lois и prescribed by law) par la lois и prescribed by law). Однако если французский текст сохраняет то же самое выражение в статье 8 пункта 2 Конвенции, в статье 1 Протокола N 1 и в статье 2 Протокола N 4, то английский текст, соответственно, говорит иначе: “согласно закону” (in accordance with the law), “предусмотрено правом” (provided for by law) и “согласно праву” (in accordance with law). Таким образом, столкнувшись с несколькими версиями правоустанавливающего международного договора, каждая из которых является аутентичной, но не точно такой же, Суд должен дать им такое толкование, которое сближает их, насколько это возможно, и соответствует реализации целей и достижению задач договора… По мнению Суда, из выражения “предусмотрены законом” вытекают следующие два требования. Во-первых, право должно быть в адекватной мере доступным: граждане должны иметь соответствующую обстоятельствам возможность ориентироваться в том, какие правовые нормы применяются к данному случаю. Во-вторых, норма не может считаться законом, если она не сформулирована с достаточной степенью точности, позволяющей гражданину сообразовывать с ней свое поведение: он должен иметь возможность, пользуясь при необходимости советами, предвидеть в разумной применительно к обстоятельствам степени последствия, которые может повлечь за собой данное действие. Эти последствия не обязательно предвидеть с абсолютной определенностью: опыт показывает, что это недостижимо… Соответственно, многие законы неизбежно пользуются терминами, которые в большей или меньшей степени расплывчаты: их толкование и применение – задача практики” <1>.

——————————–

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Санди Таймс” против Соединенного Королевства” (The Sunday Times v. the United Kingdom) от 26 апреля 1979 г. Серия А. Т. 30. § 47 – 49 // Европейский суд по правам человека: Избранные решения. Т. 1.

Таким образом, Европейский суд сформулировал несколько требований, которым должен удовлетворять национальный закон, чтобы соответствовать принципу верховенства права, закрепленному в преамбуле и составляющему смысл всех статей Конвенции.

Во-первых, это очень широкое понимание национального закона. “Европейский суд… – говорится в Постановлении по делу “Лейла Шахин против Турции”, – всегда понимал термин “закон” в материальном, а не формальном смысле; он включает как писаное право, к которому относятся, среди прочего, подзаконные акты… и регулятивные меры, принятые компетентными распорядительными органами на основании делегированных Парламентом полномочий по принятию решений… так и прецедентное право. Понятие “закон” должно пониматься как совокупность законодательства и созданного судьями права… <1>. В целом закон представляет собой действующее положение в том виде, в котором оно истолковано компетентными судами” <2>.

——————————–

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Касадо Кока против Испании” (Casado Coca v. Spain) от 24 февраля 1994 г. Серия А. Т. 285-A. § 43 // Европейский суд по правам человека: Избранные решения.

<2> Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Лейла Шахин против Турции” (Leyla Sahin v. Turkey) от 10 ноября 2005 г. Жалоба N 44774/98. ECHR 2005-XI. § 88

Часть 1  Часть 2  Часть 3  Часть 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code