Требование законности (часть 2)

Включение Европейским судом в понятие “закон” не только писаного права, но и права, созданного судами, равным образом применимо и к странам романо-германской правовой системы: “Решения по делам “Санди Таймс”, Даджена <1> и Чаппела касались, правда, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, однако было бы неправильным преувеличить различия между странами общего и континентального права… Статутное право значимо и в странах общего права. И наоборот, судебная практика традиционно играет столь существенную роль в континентальных странах, что целые направления позитивного права в значительной степени являются ее результатом… Если бы Суд не принимал во внимание судебную практику, то тем самым он подорвал бы правовую систему континентальных государств почти в такой же степени, в какой решение по делу “Санди Таймс”… потрясло бы до основания правовую систему Великобритании, если бы Суд исключил общее право из понятия “закон в смысле Конвенции”. В сфере действия писаного права законом является действующий правовой акт, как он истолкован компетентными судебными органами в свете новых практических обстоятельств” <2>.

——————————–

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Даджен против Соединенного Королевства” (Dudgeon v. United Kingdom) от 22 октября 1981 г. Серия А. Т. 45 // Европейский суд по правам человека: Избранные решения. Т. 1.

<2> Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Крюслен против Франции” (Kruslin v. France) от 24 апреля 1990 г. Серия А. Т. 176-A. § 29 // Европейский суд по правам человека: Избранные решения. Т. 1.

Во-вторых, это требования, составляющие “качество закона”: соответственно его доступность и предсказуемость <1>.

——————————–

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Общество с ограниченной ответственностью “Злинсат” против Болгарии” (Zlinsat, spol. s.r.o. v. Bulgaria) от 15 июня 2006 г. Жалоба N 57785/00 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 1. Что касается требования законности, Европейский суд отмечает: положения закона, на которых основывалось вмешательство, были сформулированы крайне неопределенно, и это практически исключало возможность предвидеть, при каких условиях прокуратура решит действовать и какие меры она примет в случае, когда посчитает при отсутствии независимого контроля, что могло быть совершено правонарушение. Действительно, нельзя избежать того, что многие законы сформулированы более или менее неопределенно; их толкование и применение являются вопросами практики. Однако в Болгарии отсутствует опубликованная судебная практика, интерпретирующая или уточняющая смысл правовых норм, о которых идет речь, во всяком случае в том, что касается невозможности проведения судебной проверки законности решений прокуратуры, подобных тем, которые были вынесены по настоящему делу. В результате эти нормы, применение которых, по-видимому, не ограничено конкретным кругом лиц, являются всеобъемлющими, предоставляя прокуратуре абсолютную свободу действовать любым способом, который она сочтет подходящим. См. также: Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Фенер Рум Эрдек Лисеси Вакфи” против Турции” (FenerRum Erkek Lisesi Vakfi v. Turkey) от 9 января 2007 г. Жалоба N 34478/97 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 7. Приобретение фонда-заявителя было подтверждено свидетельством администрации губернатора провинции и включено в земельный реестр. Фонд-заявитель, таким образом, имел основания полагать, что законно приобрел имущество в 1952 и 1958 годах, и до возникновения прецедента 1974 года существовала правовая определенность относительно права на приобретение недвижимости. Следовательно, признание недействительным титула фонда-заявителя в отношении имущества в соответствии с прецедентом, возникшим через 16 лет и 22 года после его приобретения, не могло считаться предсказуемым.

Требования к качеству закона, сформулированные в Постановлении Европейского суда по делу “Санди Таймс”, применяются Страсбургским судом при рассмотрении современных дел. В деле “Лю и Лю против Российской Федерации”, например, международный правоприменитель подчеркнул, что “выражение “предусмотрено законом” не просто требует, чтобы оспариваемая мера основывалась на положениях внутригосударственного законодательства, но также и ссылается на качество рассматриваемого закона, требуя, чтобы он был доступен соответствующим лицам и сформулирован с достаточной точностью, чтобы позволить указанным лицам (с помощью совета, при необходимости) предвидеть в степени, разумной в конкретных обстоятельствах, последствия, которые может повлечь то или иное деяние. Закон должен быть составлен в достаточно ясных формулировках, чтобы дать гражданам надлежащее представление об обстоятельствах и условиях, при которых органы государственной власти имеют право прибегать к оспариваемым мерам” <1>.

——————————–

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Лю и Лю против Российской Федерации” (Liu and Liu v. Russia) от 6 декабря 2007 г. Жалоба N 42086/05. § 56 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 8; см. также: Постановления Европейского суда по правам человека по делу “Рефах Партиси (Партия Благоденствия) и другие против Турции” (Refah Partisi (Welfare Party) and others v. Turkey) от 13 февраля 2003 г. Жалобы N 41340/98, 41342/98, 41343/98, 41344/98. ECHR 2003-II. § 57 // СПС “КонсультантПлюс”; по делу “Ракевич против Российской Федерации” (Rakevich v. Russia) от 28 октября 2003 г. Жалоба N 58973/00. § 31 // Европейский суд по правам человека и Российская Федерация: постановления и решения, вынесенные до 1 марта 2004 года; по делу “Маестри против Италии” (Maestri v. Italy) от 17 февраля 2004 г. Жалоба N 39748/98. ECHR 2004-I. § 30 // СПС “КонсультантПлюс”; по делу “Джавадов против Российской Федерации” (Dzhavadov v. Russia) от 27 сентября 2007 г. Жалоба N 30160/04. § 35 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 2; по делу “Насруллоев против Российской Федерации” (Nasrulloyev v. Russia) от 11 октября 2007 г. Жалоба N 656/06. § 71 // Российская хроника Европейского суда. Приложение к Бюллетеню Европейского суда по правам человека. Специальный выпуск. 2008. N 3.

Вместе с тем понимая, что жизнь в любом случае сложнее и многограннее абстрактной нормы, Европейский суд оговаривается, что “то, что формулировка законов не всегда точна, является логическим следствием принципа, согласно которому законы должны иметь общее применение. Необходимость избегать излишней жесткости и соответствовать изменяющимся обстоятельствам означает, что многие законы неизбежно формулируются в терминах, которые в меньшей или большей степени являются неясными. Толкование и применение таких нормативных актов зависят от практики применения. Объем понятия возможности прогнозирования зависит в значительной степени от содержания рассматриваемого документа, а именно сферы его применения, количества и правового статуса тех, кому адресован. Необходимо также учитывать, что, как бы четко ни была составлена правовая норма, ее применение затрагивает неизбежный элемент судебного толкования, поскольку всегда будут иметь место необходимость разъяснения вызывающих сомнение вопросов и приспособление к конкретным обстоятельствам. Наличие сомнения в отношении пограничных фактов само по себе не делает правовую норму непредвидимой в ее применении. Подобным образом и тот факт, что такая правовая норма может иметь более чем одно толкование, не означает, что она не соответствует требованию возможности прогнозирования по смыслу Конвенции. Возложенная на суды роль по рассмотрению дела заключается непосредственно в том, чтобы разъяснять такие интерпретационные сомнения, которые до сих пор имеют место с учетом постоянных изменений в повседневной практике” <1>.

——————————–

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Горжелик и другие против Польши” (Gorzelik and others v. Poland) от 17 февраля 2004 г. Жалоба N 44158/98. ECHR 2004-II. § 64 – 65 ; см. также: Постановления Европейского суда по правам человека по делу “Фогт против Германии” (Vogtv. Germany) от 26 сентября 1995 г. Серия А. Т. 323. § 48 // Европейский суд по правам человека: Избранные решения. Т. 2; по делу “Рефах Партиси (Партия Благоденствия) и другие против Турции” (Refah Partisi (Welfare Party) and others v. Turkey) от 13 февраля 2003 г. Жалобы N 41340/98, 41342/98, 41343/98, 41344/98. ECHR 2003-II. § 57 ; по делу “Маестри против Италии” (Maestri v. Italy) от 17 февраля 2004 г. Жалоба N 39748/98. ECHR 2004-I. § 30 // СПС “КонсультантПлюс”; по делу “Лейла Шахин против Турции” (Leyla Sahin v. Turkey) от 10 ноября 2005 г. Жалоба N 44774/98. ECHR 2005-XI. § 91 ; по делу “Джавадов против Российской Федерации” (Dzhavadov v. Russia) от 27 сентября 2007 г. Жалоба N 30160/04. § 36 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 2.

Таким образом, в силу абстрактности нормы “закон, наделяющий свободой усмотрения, сам по себе не нарушает требование “предвидимости” <1>. Однако для обеспечения качества закона и соответствия национального права его двум составляющим законодательство государства “должно предусматривать меры правовой защиты от произвольного вмешательства публичных властей в осуществление прав, гарантируемых Конвенцией. В вопросах осуществления основных прав это будет противоречить принципу верховенства права, одному из основополагающих принципов демократического общества, закрепленных в Конвенции, если законная свобода действий предоставлена органам исполнительной власти и выражена в определении неограниченных полномочий. Следовательно, законодательство должно с достаточной определенностью указывать объем такой свободы действий и способ ее осуществления” <2>, т.е. “во внутреннем праве должны существовать оградительные меры от произвольного вмешательства властей в осуществление гражданами своих прав” <3>.

——————————–

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Лю и Лю против Российской Федерации” (Liu and Liu v. Russia) от 6 декабря 2007 г. Жалоба N 42086/05. § 57 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 8; см. также: Постановления Европейского суда по правам человека по делу “Олссон против Швеции (N 1)” (Olsson v. Sweden (N 1)) от 24 марта 1988 г. Серия А. Т. 130. § 61 // Европейский суд по правам человека: Избранные решения. Т. 1; по делу “Рефах Партиси (Партия Благоденствия) и другие против Турции” (Refah Partisi (Welfare Party) and others v. Turkey) от 13 февраля 2003 г. Жалобы N 41340/98, 41342/98, 41343/98, 41344/98. ECHR 2003-II. § 57; по делу “Джавадов против Российской Федерации” (Dzhavadov v. Russia) от 27 сентября 2007 г. Жалоба N 30160/04. § 36 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 2.

<2> Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Маестри против Италии” (Maestri v. Italy) от 17 февраля 2004 г. Жалоба N 39748/98. ECHR 2004-I. § 30

<3> Постановление Европейского суда по правам человека по делу “Крюслен против Франции” (Kruslin v. France) от 24 апреля 1990 г. Серия А. Т. 176-A. § 30 // Европейский суд по правам человека: Избранные решения. Т. 1; см. также: постановления Европейского суда по правам человека по делу “Олссон против Швеции (N 1)” (Olsson v. Sweden (N 1)) от 24 марта 1988 г. Серия А. Т. 130. § 61 // Европейский суд по правам человека: Избранные решения. Т. 1; по делу “Хасан и Чауш против Болгарии” (Hasan and Chaush v. Bulgaria) от 26 октября 2000 г. Жалоба N 30985/96. ECHR 2000-XI. § 84 ; по делу “Рефах Партиси (Партия Благоденствия) и другие против Турции” (Refah Partisi (Welfare Party) and others v. Turkey) от 13 февраля 2003 г. Жалобы N 41340/98, 41342/98, 41343/98, 41344/98. ECHR 2003-II. § 57 ; по делу “Джавадов против Российской Федерации” (Dzhavadov v. Russia) от 27 сентября 2007 г. Жалоба N 30160/04. § 36 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 2.

В свете изложенного принцип верховенства права, составляющий основу Конвенции, будет соблюден в случае, если закон обеспечит защиту предусмотренных Конвенцией прав от произвола со стороны государственных органов стран-участниц, а значит, непременным элементом законности и качества закона в смысле Конвенции является отсутствие опасности произвола <1>. В деле “Фон Мальтцан и другие против Германии” запрет произвола возведен в ранг принципа и назван наряду с принципом верховенства права <2>.

——————————–

<1> См.: Постановления Европейского суда по правам человека по делу “Гусинский против Российской Федерации” (Gusinskiy v. Russia) от 19 мая 2004 г. Жалоба N 70276/01. § 62 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N 2; по делу “Хильда Хафстейнсдоттир против Исландии” (Hilda Hafsteinsdottir v. Iceland) от 8 июня 2004 г. Жалоба N 40905/98. § 51, 56; по делу “Макаратзис против Греции” (Makaratzis v. Greece) от 20 декабря 2004 г. Жалоба N 50385/99. § 58

<2> См.: решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу “Фон Мальтцан и другие против Германии” (von Maltzan and others v. Germany) от 2 марта 2005 г. Жалобы N 71916/01, 71917/01, 10260/02. ECHR 2005. § 110

Часть 1  Часть 2  Часть 3  Часть 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code