Статья 6. Принудительное изъятие и прекращение прав на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения

Комментарий к статье 6 ФЗ “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения”

1. Пункт 1 комментируемой статьи закрепляет положение, касающееся собственников, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения и направленное на обеспечение исполнения и соблюдения положений ЗК РФ о целевом назначении земельных участков, относящихся к категории земель сельскохозяйственного назначения, и их разрешенном использовании. Целевое назначение земельных участков – это совокупность целей их использования, а разрешенное использование – это конкретная цель их использования (как правило, одна). Понятия вышеприведенных субъектов определены в статье 5 ЗК РФ, согласно которой:

– собственники земельных участков – лица, являющиеся собственниками земельных участков;

– землепользователи – лица, владеющие и пользующиеся земельными участками на праве постоянного (бессрочного) пользования или на праве безвозмездного срочного пользования;

– землевладельцы – лица, владеющие и пользующиеся земельными участками на праве пожизненного наследуемого владения;

– арендаторы земельных участков – лица, владеющие и пользующиеся земельными участками по договору аренды, договору субаренды.

Следует отметить, что в настоящее время вопросы рационального использования земли, в том числе использования земельных участков по целевому назначению, приобретают все большую актуальность. Как отмечает К.Х. Ибрагимов, несмотря на то что по уровню обеспеченности сельхозугодьями в среднем на душу населения Российская Федерация входит в первую пятерку стран мира, располагая 9%, эффективность использования пахотных угодий крайне низкая. В случае же их рационального использования Россия вполне могла бы обеспечить продовольствием не только свое население, но и каждого четвертого жителя планеты <17>.

——————————–

<17> Ибрагимов К.Х. Новая парадигма эффективной административно-правовой охраны и рационального использования земель сельскохозяйственного назначения в России // Юрист. 2013. N 7. С. 13.

 

В условиях глобального изменения климата и засилья генномодифицированного продовольствия проблема охраны и рационального использования земель сельскохозяйственного назначения приобретает иную, более высокую, значимость, поскольку при все более учащающихся из года в год экострессовых ситуациях именно от того, насколько государство сумеет сохранить плодородие этих земель, будет зависеть его жизнеспособность, возможность самого биологического выживания человека. В этом контексте земли сельхозназначения представляют собой ценнейшее национальное достояние и природное наследие, требующее иного, чем в настоящее время, более бережного отношения <18>.

——————————–

<18> Ибрагимов К.Х. Некоторые аспекты охраны и использования особо ценных земель сельскохозяйственного назначения // Российская юстиция. 2012. N 12. С. 12.

 

Положения же ЗК РФ о целевом назначении и разрешенном использовании земельных участков заключаются в установлении такой категории земель и земельных участков, как земли сельскохозяйственного назначения, и определении целей использования таких земельных участков. В частности, статья 78 ЗК РФ предусматривает, что такие земельные участки могут использоваться только для ведения сельскохозяйственного производства, создания защитных лесных насаждений, научно-исследовательских, учебных и иных связанных с сельскохозяйственным производством целей. Совокупность всех перечисленных целей и является целевым назначением земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения. Что касается разрешенного использования этих земельных участков, то таким разрешенным использованием может быть, например, огородничество, ведение дачного хозяйства, сельскохозяйственное производство.

Однако учеными-теоретиками и практиками в области земельного права постоянно рассматриваются и обсуждаются вопросы о том, что же такое – разрешенное использование, каковые его виды и чем они установлены. Так, например, совершенно справедливо отмечает А.П. Анисимов, что ЗК РФ неоднократно упоминает о разрешенном использовании земельного участка, однако не содержит его нормативного определения <19>. В соответствии со статьей 7 ЗК РФ любой вид разрешенного использования из предусмотренных зонированием территорий видов выбирается самостоятельно, без дополнительных разрешений и процедур согласования. Общие положения о зонировании территорий и определении вида разрешенного использования закреплены в ГрК РФ. Так, согласно градостроительному законодательству виды разрешенного использования и территориальное зонирование закреплены в градостроительном регламенте, являющемся частью правил землепользования и застройки. При этом статья 37 ГрК РФ устанавливает следующие виды разрешенного использования:

——————————–

<19> Анисимов А.П. Разрешенное использование земельных участков: вопросы теории // Гражданское право. 2006. N 4.

 

1) основные виды разрешенного использования;

2) условно разрешенные виды использования;

3) вспомогательные виды разрешенного использования, допустимые только в качестве дополнительных по отношению к основным видам разрешенного использования и условно разрешенным видам использования и осуществляемые совместно с ними.

Так, например, статья 87 Правил землепользования и застройки городского округа – города Барнаула Алтайского края, утвержденных решением Барнаульской городской Думы от 9 октября 2012 г. N 834, устанавливает такие основные виды разрешенного использования, как:

1) объекты растениеводства (пашни, пастбища, луга, сенокосы, многолетние насаждения, теплицы, оранжереи, парники, сельскохозяйственные питомники);

2) объекты садоводческих, огороднических и дачных хозяйств;

3) питомники, лесопитомники, оранжереи садово-паркового хозяйства;

4) предприятия по первичной переработке, расфасовке сельскохозяйственной продукции и техническому обслуживанию сельхозпроизводства (ремонт, складирование);

5) объекты животноводства.

Опять же А.П. Анисимов утверждает, что целевое назначение устанавливается земельным законодательством для всех категорий земель, указанных в ЗК РФ, а разрешенное использование земельных участков, конкретизирующее целевое назначение для участков в составе отдельных категорий и субкатегорий земель, определяется правилами землепользования и застройки в порядке, установленном градостроительным законодательством. В свою очередь, это означает, что часть земельного фонда страны выпадает из сферы действия конструкции разрешенного использования. В самом деле, разрешенное использование определяется градостроительным регламентом, а последний не устанавливается для земель лесного фонда, земель водного фонда, занятых водными объектами, земель запаса, земель особо охраняемых природных территорий (за исключением земель лечебно-оздоровительных местностей и курортов), сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения, земельных участков, расположенных в границах особых экономических зон. Действие градостроительного регламента не распространяется на земельные участки, расположенные в границах территорий памятников и ансамблей, включенных в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, в границах территорий общего пользования, занятых линейными объектами, предоставленных для добычи полезных ископаемых. Следовательно, под действие градостроительных регламентов подпадают земельные участки в границах черты поселений и часть пригородных зон (например, несельскохозяйственные угодья в составе категории земель сельскохозяйственного назначения, предоставленные для садоводства, огородничества, дачного хозяйства). Других видов зонирования (например, сельскохозяйственных угодий или земель промышленности и иного специального назначения) земельное законодательство не предусматривает <20>.

——————————–

<20> Там же.

 

Ввиду такой неопределенности К.Х. Ибрагимов предлагал в зависимости от разрешенного способа использования земельных участков в составе категории земель сельскохозяйственного назначения следующую их классификацию: полевой земельный участок; пастбищный земельный участок; сенокосный земельный участок; садовый земельный участок; огородный земельный участок; дачный земельный участок; личный приусадебный земельный участок; крестьянский фермерский земельный участок; конгломерат <21>.

——————————–

<21> Ибрагимов К.Х. Правовой режим земель сельскохозяйственного назначения. М., 2004.

 

Следует отметить, что пункт 2 статьи 7 ЗК РФ предусматривает, что в целом виды разрешенного использования земельных участков определяются в соответствии с классификатором, утвержденным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере земельных отношений. Однако, как справедливо отмечается в судебной практике, классификатор видов разрешенного использования земельных участков не утвержден, вследствие чего правовая основа для однозначного наименования видов разрешенного использования земельных участков отсутствует (см. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15 августа 2013 г. N А19-19112/2012).

Таким образом, норма пункта 1 комментируемой статьи предполагает обязанность указанных субъектов использовать земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения только в соответствии с теми целями, которые определены в земельном законодательстве. Из этой же обязанности исходит и судебная практика. Так, например, в Белгородской области имело место судебное разбирательство по делу о возведении объекта недвижимости (жилого дома) на земельном участке, относящемся к категории земель сельскохозяйственного назначения. Федеральный арбитражный суд Центрального округа установил, что в материалах дела отсутствовали доказательства получения разрешения уполномоченных органов на строительство и/или акта ввода объекта недвижимости в эксплуатацию, соответствия строительства спорного объекта целевому назначению земельного участка, перевода земель или изменения разрешенного вида использования земельного участка в установленном законом порядке. В связи с этим суд сделал вывод о том, что жилой дом является самовольной постройкой, возведенной на земельном участке, не отведенном для этой цели (см. Постановление ФАС Центрального округа от 8 августа 2012 г. по делу N А08-5333/2011).

Приведем еще один пример. Так, обществу с ограниченной ответственностью “Трансстрой” было отказано в удовлетворении его исковых требований к Комитету по управлению муниципальным имуществом Навашинского района Нижегородской области о признании недействительным отказа от исполнения договора аренды земельного участка от из земель сельскохозяйственного назначения и о признании названного договора действующим на прежних условиях на срок 15 лет. Отказ в удовлетворении исковых требований был основан на том, что указанный земельный участок был предоставлен обществу с ограниченной ответственностью “Трансстрой” в аренду для осуществления организации разработки и добычи песчаных грунтов на основании распоряжения главы администрации Навашинского района Нижегородской области от 17 марта 2010 г. N 47-р. Затем прокурор Навашинского района Нижегородской области принес протест с требованием отменить указанное распоряжение главы администрации Навашинского района Нижегородской области, поскольку земельный участок передан для целей, отличных от его целевого использования и категории земель. Распоряжением и.о. главы администрации Навашинского района Нижегородской области от 30 апреля 2010 г. N 111-р опротестованное распоряжение отменено. Суд установил, что по договору аренды земельного участка в пользование передан участок из земель сельскохозяйственного назначения для разработки карьера по добыче песка. Такой вид использования земель сельскохозяйственного назначения не предусмотрен действующим законодательством, поэтому суд апелляционной инстанции правомерно указал на ничтожность договора аренды. В этой связи в удовлетворении исковых требований было отказано (см. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18 декабря 2012 г. по делу N А43-6847/2012).

Однако в судебной практике имеются случаи, когда нарушение требований о целевом использовании земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения не принимается во внимание судебными органами. Так, Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Ставропольском крае обратилось в арбитражный суд к ЗАО “Племенной завод имени Героя Социалистического труда В.В. Калягина” с иском о расторжении договора аренды земельного участка в связи с тем, что ответчик несвоевременно и не в полном объеме вносил арендную плату, а также использовал часть участка не в соответствии с целевым назначением (пастбища распаханы, осуществлен посев озимой пшеницы). На основании решения арбитражного суда договор аренды был расторгнут. Ответчик обратился в арбитражный суд апелляционной инстанции, который посчитал, что допущенные обществом нарушения условий договора не могут быть отнесены к существенным. На решение суда апелляционной инстанции Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Ставропольском крае подало кассационную жалобу, однако арбитражный суд кассационной инстанции, а также арбитражный суд апелляционной инстанции посчитали, что допущенное нарушение ответчиком условий договора аренды не может быть отнесено к существенным. Данный вывод является верным и основан на анализе условий договора аренды, материалов по делу об административном правонарушении и ранее проведенных проверок землепользователя. Поскольку участок не выбывал из сферы сельскохозяйственного производства, существует возможность восстановления пастбищ, апелляционный суд правомерно исходил из отсутствия оснований для отнесения допущенного нарушения к существенным, влекущим возможность расторжения договора (см. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 9 июля 2012 г. по делу N А63-10139/2011).

В то же время использование земельного участка не в соответствии с его целевым назначением и разрешенным использованием является административным правонарушением, квалифицируемым по статье 8.8 КоАП РФ – использование земельного участка не по целевому назначению в соответствии с его принадлежностью к той или иной категории земель и разрешенным использованием или неиспользование земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства, в указанных целях в течение срока, установленного федеральным законом, за исключением случая, предусмотренного частью 1.1 статьи 8.8 КоАП РФ (часть 1), неиспользование земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, оборот которого регулируется комментируемым Законом, для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности в течение срока, установленного комментируемым Законом (часть 1.1), невыполнение или несвоевременное выполнение обязанностей по приведению земель в состояние, пригодное для использования по целевому назначению (часть 2).

Однако для привлечения к административной ответственности уполномоченный орган должен доказать наличие состава административного правонарушения, то есть обосновать, в чем заключается его содержание. Так, в Архангельской области глава крестьянского (фермерского) хозяйства “Елезовское” Чернооков Иван Аркадьевич обратился в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Юго-Восточного территориального отдела Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Архангельской о привлечении его к административной ответственности по данной статье КоАП РФ. Решениями судов первой и апелляционной инстанций заявление И.А. Черноокова было удовлетворено в связи с тем, что по делу об административном правонарушении в силу статьи 26.1 КоАП РФ подлежат выяснению, в частности, наличие события административного правонарушения, виновность лица в его совершении. Место, время совершения и событие административного правонарушения указываются в протоколе об административном правонарушении. В нарушение указанных норм административный орган ни в протоколе об административном правонарушении, ни в постановлении о привлечении к административной ответственности не отразил, в чем выражается событие административного правонарушения, не привел доказательства, на которых основан вывод о наличии его состава в действиях лица, привлеченного к административной ответственности. При таких обстоятельствах, полно и всесторонне исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, суды первой и апелляционной инстанций сделали обоснованный вывод о недоказанности административным органом события административного правонарушения (см. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 марта 2010 г. по делу N А05-15864/2009).

В пункте 1 комментируемой статьи также содержатся требования о соблюдении правил охраны окружающей среды, установленных, соответственно, законодательством об охране окружающей среды. Эти требования заключаются в возложении на вышеуказанных субъектов обязанности по использованию земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения способами, которые не причиняют вред земле как природному объекту, в том числе приводить к деградации, загрязнению, захламлению земель, отравлению, порче, уничтожению плодородного слоя почвы и иным негативным (вредным) воздействиям хозяйственной деятельности.

Согласно статье 1 ФЗ “О государственном регулировании обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения” деградация земель сельскохозяйственного назначения – ухудшение свойств земель сельскохозяйственного назначения в результате природного и антропогенного воздействий. Загрязнение земель в соответствии с пунктом 3 приложения к Инструкции по организации и осуществлению государственного контроля за использованием и охраной земель органами Минприроды России, утвержденной Приказом Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов Российской Федерации от 25 мая 1994 г. N 160, представляет собой ухудшение в результате антропогенной деятельности (включая аварии) качества земель, в том числе лишенных плодородного слоя почвы (карьеры, каменистые поверхности и т.д.), характеризующееся увеличением (появлением) химических веществ или уровня радиации по сравнению с их ранее существовавшими значениями (фоновыми или на начало сравниваемого периода), а захламление земель на основании указанного нормативного акта – это размещение в неустановленных местах предметов хозяйственной деятельности, твердых производственных и бытовых отходов (металлолом, стеклобой, строительный мусор, древесные остатки и др.). Под отравлением плодородного слоя почвы необходимо понимать выброс в верхний слой почвы отравляющих веществ, которые приводят к ухудшению или уничтожению ее свойств.

В соответствии с вышеприведенной Инструкцией порча и уничтожение плодородного слоя почвы – это частичное или полное его разрушение в результате умышленных или неосторожных действий, а также вследствие непринятия мер по предотвращению негативных последствий, вызванных антропогенными и природными факторами. Что касается иного негативного воздействия, то под ним можно понимать, например, размещение отходов производства на земельных участках земель сельскохозяйственного назначения.

На практике зачастую складываются ситуации, когда собственники, землепользователи, землевладельцы и арендаторы земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения нарушают установленную обязанность по использованию таких земельных участков способами, не причиняющими им вреда и не ухудшающими их состояние. В этом случае уполномоченные органы обращаются в суд с целью принуждения субъектов, не исполняющих эту обязанность, к приведению земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения в первоначальное состояние. Так, например, в Краснодарском крае имело место судебное разбирательство об обязании общества с ограниченной ответственностью “Викинг” привести в надлежащее состояние, пригодное для сельскохозяйственного производства, земельный участок. Было установлено, что на земельном участке, предоставленном обществу для использования в сельскохозяйственном производстве, расположен карьер для добычи гравийно-песчаной смеси. В процессе рассмотрения дела суд предлагал ответчику представить доказательства того, что им после принятия судом искового заявления к своему производству предпринимаются меры по приведению земельного участка в пригодное для сельскохозяйственного использования состояние. Такие доказательства ответчик суду не представил (см. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 25 апреля 2011 г. по делу N А32-19739/2010).

Установление данной обязанности связано с принципом земельного законодательства о приоритете охраны земли как важнейшего компонента окружающей среды и средства производства в сельском хозяйстве и лесном хозяйстве перед использованием земли в качестве недвижимого имущества, согласно которому владение, пользование и распоряжение землей осуществляются собственниками земельных участков свободно, если это не наносит ущерб окружающей среде (статья 1 ЗК РФ). Аналогичные требования содержатся и в статьях 42 и 43 ФЗ “Об охране окружающей среды”, согласно которым при эксплуатации объектов сельскохозяйственного назначения должны соблюдаться требования в области охраны окружающей среды, проводиться мероприятия по охране земель, почв.

Аналогично использованию земельного участка не по целевому назначению и не в соответствии с разрешенным использованием уничтожение плодородного слоя почвы является административным правонарушением, предусмотренным статьей 8.6 КоАП РФ – самовольное снятие или перемещение плодородного слоя почвы (часть 1), уничтожение плодородного слоя почвы, а равно порча земель в результате нарушения правил обращения с пестицидами и агрохимикатами или иными опасными для здоровья людей и окружающей среды веществами и отходами производства и потребления (часть 2).

Необходимо отметить, что на практике при решении вопроса о привлечении лиц к административной ответственности различаются понятия “порча” и “уничтожение” плодородного слоя почв. Так, в Красноярском крае на основании жалобы гр. В.Н. Цыганкова о том, что ООО “Континент” в результате выполнения работ по демонтажу кабеля на земельных участках из земель сельскохозяйственного назначения был нарушен плодородный слой земли, соответственно, дальнейшее использование нарушенного плодородного слоя невозможно, Управлением Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Красноярскому краю была проведена проверка. Заявитель просил обязать ООО “Континент” восстановить плодородный слой. В ходе проведенной проверки установлено, что земельный участок сельскохозяйственного назначения используется В.Н. Цыганковым под посев зерновых культур. На территории указанного земельного участка сельскохозяйственного назначения в результате проводимых ООО “Континент” работ по демонтажу кабеля, проходящему на территории данного участка, нарушен плодородный слой почвы, произошло перемешивание плодородного слоя почвы с глиной. В результате такой проверки был составлен акт и ООО “Континент” было привлечено к административной ответственности по статье 8.6 КоАП РФ. Однако ООО “Континент” обратилось в суд и обжаловало постановление Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Красноярскому краю. Суды первой и апелляционной инстанций посчитали недоказанным факт совершения ООО “Континент” административного правонарушения. Так, они установили на основании представленных административным органом материалов, что ООО “Континент” на территории земельного участка сельскохозяйственного назначения были проведены работы по демонтажу кабеля, проходящему по территории данного участка, в результате которых были выявлены снижение показателей плодородия земельного участка, ухудшение его полезных свойств. Административным органом не представлено доказательств того, что произошло именно уничтожение плодородного слоя почвы; доказательства порчи земель в результате нарушения правил обращения с пестицидами и агрохимикатами или иными опасными для здоровья людей и окружающей среды веществами и отходами производства и потребления отсутствуют. Таким образом, жалобы Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Красноярскому краю, поданные после вынесения решения Арбитражного суда Красноярского края, были оставлены без удовлетворения (см. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28 мая 2010 г. N А33-20065/2009).

Справедливости ради отдельные теоретики и практики в области экологического и земельного права, рассматривая проблему деградации земельных участков, снижения плодородия почв и непринятия субъектом хозяйственной деятельности необходимых мер, направленных на восстановление нарушенных земель, отмечают, что необходимо восстановить системный подход к планированию охраны и рационального использования земель сельскохозяйственного назначения. Системность обеспечит создание условий хозяйствования, взаимоувязанность планируемых действий с государственными целевыми программами, предусматривающими финансирование намечаемых мер при усилении государственного контроля их реализации и неотвратимости наступления ответственности за их невыполнение <22>. В основе рационального использования земель должно стать широкое внедрение ресурсосберегающих экономически и экологически обоснованных технологий возделывания сельскохозяйственных культур, основанных на минимализации обработки почвы, применении высокопроизводительных комбинированных машин, современных химических средств защиты растений <23>.

——————————–

<22> См.: Корнева Н.Н., Фадеев А.А. Планирование мероприятий по охране и рациональному использованию земель сельскохозяйственного назначения // Экономика, труд, управление в сельском хозяйстве. 2010. N 1(2). С. 38.

<23> См.: Кислов А.В. Агроэкологические и технологические основы рационального использования земель на Южном Урале // Известия ОГАУ. 2008. N 3(19). С. 9.

 

Из-за отсутствия финансовых средств у производителей сельскохозяйственной продукции не выполняются мероприятия по сохранению и повышению плодородия почв, не соблюдается порядок проведения агротехнических, агрохимических, мелиоративных, фитосанитарных, противоэрозионных мероприятий, допускается длительное неиспользование земель и др., что в результате приводит к потере продуктивности ценных земель, зарастанию их кустарником и лесом или к деградации. Выполнение мероприятий по повышению и сохранению плодородия почв возможно также путем совершенствования механизма стимулирования сельскохозяйственных товаропроизводителей <24>.

——————————–

<24> Иванова С.В. Охрана земель сельскохозяйственного назначения // Экологическое право. 2012. N 1. С. 36.

 

Одним из механизмов экономического стимулирования развития сельского хозяйства и, соответственно, стимулирования собственников, землевладельцев и землепользователей земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения является финансовый механизм стимулирования, например предоставление им субсидий в соответствии со статьей 78 БК РФ.

Также исследователи в области земельного права в целях выработки предложений в части, касающейся стимулирования, например, сельскохозяйственных товаропроизводителей к принятию мер для восстановления плодородия почв, обращаются к законодательству зарубежных стран и отмечают, что в законодательстве отдельных государств предусмотрены налоговые льготы в качестве экономического стимулирования по рациональному использованию и охране земель. Так, в соответствии со ст. 194 Налогового кодекса Республики Беларусь <25> от земельного налога освобождаются земельные участки, находящиеся в стадии сельскохозяйственного освоения или улучшения их состояния, на период, предусмотренный проектом производства работ. Налоговый кодекс Украины определяет, что земли сельскохозяйственных угодий, которые находятся во временном консервировании или в стадии сельскохозяйственного освоения, не подлежат налогообложению.

——————————–

<25> См.: Налоговый кодекс Республики Беларусь от 29 декабря 2009 года N 71-З // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2010. N 253.2/1726.

 

Таким образом, в частности, С.В. Иванова отмечает, что, учитывая практику иностранных государств, значимость и актуальность мер экономического стимулирования по рациональному использованию и охране земель, необходимо разработать порядок их предоставления в законодательстве о налогах и сборах Российской Федерации. Актуальной проблемой на территории Российской Федерации является зарастание сельскохозяйственных угодий кустарником и мелколесьем: общая площадь заросших природных кормовых угодий сельскохозяйственных предприятий составляет по отчетным данным порядка 20% от их общего количества. Решить эти и другие проблемы возможно только при государственной поддержке в форме финансирования мероприятий по повышению плодородия и охране земель в полном объеме и предоставлению налоговых льгот для сельскохозяйственных товаропроизводителей <26>.

——————————–

<26> Иванова С.В. Указ. соч. С. 37.

 

Однако в федеральном законодательстве есть нормы, которые нарушают общие принципы земельного законодательства и не соответствуют требованиям пункта 1 комментируемой статьи об обязанности использования земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения по целевому назначению и в соответствии с разрешенным использованием. Так, например, часть 13.3 статьи 14 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 310-ФЗ “Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” предусматривает, что строительство и эксплуатация линейных олимпийских объектов разрешаются на земельных участках в составе земель сельскохозяйственного назначения без их перевода из одной категории земель в другую. Ввод линейного олимпийского объекта в эксплуатацию допускается при отсутствии выполненных работ по рекультивации. Таким образом, следует явное противоречие общим требованиям земельного законодательства, в том числе пункта 1 комментируемой статьи.

В пункте 1 комментируемой статьи также содержится бланкетная норма об определении размера причиненного окружающей среде вреда, в том числе земле как природному объекту, которое осуществляется в соответствии с нормативами в области охраны окружающей среды, которые установлены ФЗ “Об охране окружающей среды”, например нормативы допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов, нормативы образования отходов производства и потребления и лимиты на их размещение.

2. Пункты 2 – 2.2 комментируемой статьи содержат бланкетные нормы о принудительном изъятии земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения у его собственника, принудительном прекращении права постоянного (бессрочного) пользования, права пожизненного наследуемого владения, права безвозмездного срочного пользования земельным участком из земель сельскохозяйственного назначения, права аренды такого земельного участка. Прекращение вышеуказанных прав и принудительное изъятие земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, а также их особенности в зависимости от вида мероприятий, планируемых к проведению на таких земельных участках, устанавливаются:

1) ГК РФ;

2) ЗК РФ;

3) Федеральным законом от 8 мая 2009 г. N 93-ФЗ “Об организации проведения встречи глав государств и правительств стран – участников форума “Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество”;

4) Федеральным законом от 7 июня 2013 г. N 108-ФЗ “О подготовке и проведении в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, Кубка конфедераций FIFA 2017 года и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”.

Так, например, статья 45 ЗК РФ устанавливает, что право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, право пожизненного наследуемого владения земельным участком прекращаются принудительно, в частности, при:

1) использовании земельного участка не в соответствии с его целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель;

2) использовании земельного участка способами, которые приводят к существенному снижению плодородия сельскохозяйственных земель или значительному ухудшению экологической обстановки.

В свою очередь, статья 30 Федерального закона от 7 июня 2013 г. N 108-ФЗ “О подготовке и проведении в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, Кубка конфедераций FIFA 2017 года и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” предусматривает, что при изъятии земельных участков, на которых будут проводиться матчи чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и Кубка конфедераций FIFA 2017 года, они изымаются в собственность:

1) Российской Федерации при изъятии для размещения объектов инфраструктуры федерального значения;

2) субъектов РФ при изъятии для размещения объектов инфраструктуры, финансирование строительства которых предусмотрено полностью или частично за счет средств бюджетов субъектов РФ, за исключением объектов инфраструктуры федерального значения;

3) муниципальных образований при изъятии для размещения объектов инфраструктуры, финансирование строительства которых предусмотрено полностью или частично за счет средств местных бюджетов, за исключением объектов инфраструктуры федерального значения и объектов инфраструктуры регионального значения.

Обращение в судебные инстанции с целью принудительного прекращения тех или иных прав в отношении неиспользуемых не по целевому назначению либо неиспользуемых в целом – случаи, которые имеют свое проявление. Так, например, администрация муниципального образования “Кировский муниципальный район” Ленинградской области обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к главе крестьянского (фермерского) хозяйства Басаргину Вадиму Александровичу о прекращении права пожизненного наследуемого владения ответчика на земельный участок площадью 2,17 га. Решением судов первой и апелляционной инстанции иск был удовлетворен, а кассационная жалоба В.А. Басаргина оставлена без удовлетворения. Обстоятельства дела были сведены к тому, что В.А. Басаргину был предоставлен земельный участок в пожизненное наследуемое владение площадью 2,17 га (лес лесоустроенный Волховского межсовхозного леспромхоза Полянского лесничества, квартал 13, леса I группы) для строительства дороги к крестьянскому хозяйству в соответствии с разработанным проектом. Однако в ходе проведенной администрацией муниципального образования “Кировский муниципальный район” проверки выяснилось, что земельный участок площадью 2,17 га, входящий в состав земель сельскохозяйственного назначения, не освоен, мероприятия, способствующие приведению земель в состояние, пригодное для использования по целевому назначению, не проводились, бывшие естественные сельскохозяйственные угодья заросли древесно-кустарниковой растительностью и мелколесьем. Иными словами, был установлен факт неосвоения ответчиком предоставленного ему земельного участка площадью 2,17 га, непроведения мероприятий, способствующих приведению данных земель в состояние, пригодное для использования по целевому назначению, вследствие чего естественные сельскохозяйственные угодья заросли древесно-кустарниковой растительностью и мелколесьем (см. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14 октября 2010 г. по делу N А56-68296/2009).

Также, например, Комитет по управлению имуществом Каменского района обратился в арбитражный суд к индивидуальному предпринимателю В.В. Тедееву с требованием о расторжении договора аренды земельного участка в связи с его использованием В.В. Тедеевым не по целевому назначению, то есть не под пастбище, а для добычи полезных ископаемых. Исковые требования Комитет по управлению имуществом Каменского района судом первой инстанции были удовлетворены, так как суд, установив факты нецелевого использования земельного участка и невнесения арендной платы (в размере, соответствующем фактическому землепользованию), пришел к выводу о наличии оснований для взыскания задолженности и досрочного расторжения договора. Решением суда апелляционной инстанции данное решение было отменено. Апелляционный суд посчитал, что Комитетом по управлению имуществом Каменского района факт нарушения условий договора аренды не доказан. Доводы индивидуального предпринимателя В.В. Тедеева о проведении им на участке геолого-разведочных работ (подготовительных работ для получения лицензии на добычу плитчатого песчаника с целью последующего отмежевания части участка и изменения его категории) признаны судом апелляционной инстанции обоснованными. Суд кассационной инстанции также посчитал, что истец не доказал существенное нарушение ответчиком условий договора аренды (факт неиспользования предпринимателем земельного участка в соответствии с его целевым назначением и принадлежностью к категории земель сельскохозяйственного назначения), поэтому в удовлетворении кассационной жалобы отказал (см. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29 июня 2011 г. по делу N А53-12639/2010).

Отметим, что в части бланкетных норм комментируемая статья в целом содержит существенный недостаток, заключающийся в том, что в ней отсутствует ссылка на Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. N 310-ФЗ “Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”. Между тем в названном Законе особенности изъятия земельных участков в целях размещения олимпийских объектов содержатся.

3. Пункт 3 комментируемой статьи определяет порядок принудительного изъятия земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения у его собственника в случае, если он допускает его использование с нарушением требований земельного законодательства о его рациональном использовании, то есть в случае, если результатом использования его собственником является существенное снижение плодородия земель сельскохозяйственного назначения или значительное ухудшение экологической обстановки. Обратим внимание, что и в пункте 3 комментируемой статьи, и в комментируемой статье в целом речь о принудительном изъятии земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения идет только в отношении его собственника, поскольку именно собственник обладает одновременно всеми тремя правомочиями, поэтому изъятие земельного участка у собственника означает прекращение все трех правомочий, а не какого-то определенного.

Что касается порядка изъятия земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, то исходя из пункта 3 комментируемой статьи таким порядком является судебный. Однако в судебном порядке ставится вопрос не только о принудительном изъятии земельного участка указанной категории земель сельскохозяйственного назначения, но и вопрос о том, является ли обладатель земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения собственником данного земельного участка. Так, администрация муниципального образования в Республике Хакасия “Алтайский район” обратилась в Арбитражный суд Республики Хакасия с иском к закрытому акционерному обществу “Алтайское” о принудительном изъятии земель сельскохозяйственного назначения общей площадью 8349 гектаров. Однако данным судебным органом и последующими судебными инстанциями было установлено отсутствие оснований для удовлетворения иска в связи с недоказанностью истцом того, что ЗАО “Алтайское” является правообладателем земельных участков, об изъятии которых заявлены исковые требования, несоблюдением досудебного порядка изъятия земель (см. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20 декабря 2007 г. N А74-1049/07-Ф02-9347/07).

Пункт 3 комментируемой статьи содержит два бланкетных положения о критериях существенного снижения плодородия земель сельскохозяйственного назначения и критериях значительного ухудшения экологической обстановки, которые установлены нормативным правовым актом Правительства РФ. Так, согласно Постановлению Правительства РФ от 22 июля 2011 г. N 612 “Об утверждении критериев существенного снижения плодородия земель сельскохозяйственного назначения” критериями существенного снижения плодородия земель сельскохозяйственного назначения являются:

– снижение содержания органического вещества в пахотном горизонте на 15 процентов или более;

– снижение кислотности в кислых почвах на 10 процентов или более;

– повышение щелочности в щелочных почвах на 10 процентов или более;

– снижение содержания подвижного фосфора (мг/кг почвы) на 25 процентов или более;

– снижение содержания обменного калия (мг/кг почвы) на 25 процентов или более.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 19 июля 2012 г. N 736 “О критериях значительного ухудшения экологической обстановки в результате использования земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения с нарушением установленных земельным законодательством требований рационального использования земли” критериями значительного ухудшения экологической обстановки в результате использования земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения с нарушением установленных земельным законодательством требований рационального использования земли являются:

– загрязнение почв химическими веществами, при котором суммарный показатель содержания в почве загрязняющих веществ, концентрация которых превышает установленные для химических веществ нормативы предельно допустимой концентрации, равен или превышает значение 30. Указанный показатель определяется как сумма отношений фактического содержания каждого загрязняющего вещества, концентрация которого превышает установленные для химических веществ нормативы предельно допустимой концентрации, к величине его норматива предельно допустимой концентрации;

– размещение отходов производства и потребления 1 – 4 классов опасности в пределах земельного участка на суммарной площади от 0,5 гектара и выше.

4. Пункт 4 комментируемой статьи устанавливает основание изъятия земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения у собственника – неиспользование данного земельного участка собственником для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности в течение трех и более лет подряд со дня возникновения у такого собственника права собственности. Включение положения данного пункта, предусматривающего указанное основание, в комментируемую статью является абсолютно излишним, поскольку оно дублирует положение статьи 284 ГК РФ, устанавливающей аналогичное основание изъятия у собственника земельного участка, который не используется в соответствии с его целевым назначением.

Аналогично пункту 3 комментируемой статьи, в пункте 4 содержится бланкетная норма об установлении нормативным правовым актом Правительства РФ признаков неиспользования земельных участков с учетом особенностей ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности в субъектах РФ. Так, в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 23 апреля 2012 г. N 369 “О признаках неиспользования земельных участков с учетом особенностей ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности в субъектах Российской Федерации” к таким признакам относятся, например, неосуществление на пашне работ по возделыванию сельскохозяйственных культур и обработке почвы, неосуществление на сенокосах сенокошения.

5. Пункт 5 комментируемой статьи содержит положение, касающееся исчисления срока неиспользования земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности. Такой срок согласно гражданскому законодательству и пункту 4 комментируемой статьи составляет три года (см. комментарий к пункту 4). Вместе с тем исходя из пункта 5 комментируемой статьи в этот срок не включается срок, в течение которого имели место стихийные бедствия или иные обстоятельства, исключающие такое использование, а также период освоения земельного участка.

Под стихийным бедствием, как правило, понимается природное явление, которое способно вызвать массовую гибель людей, животных, а также существенное причинение вреда имуществу. Иные обстоятельства, исключающие использование земельного участка, могут представлять собой, например, наличие препятствий относительно доступа к земельному участку из земель сельскохозяйственного назначения, наличие препятствий природного характера для использования этого земельного участка (например, заросли земельного участка, которые не дают возможности вести на нем сельскохозяйственное производство). Освоение земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения – это деятельность, направленная на осуществление подготовительных мероприятий к использованию этого земельного участка с целью достижения результатов такого использования.

При этом пункт 5 комментируемой статьи устанавливает срок возможного освоения земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения – не более чем два года, то есть освоение земельного участка может осуществляться только в пределах двух лет, но не более. Однако в этом видится проблема практического применения пункта 5 комментируемой статьи с точки зрения основания изъятия земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения ввиду его неиспользования для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности, поскольку в случае, если земельный участок не освоен в течение двух лет, со стороны собственника такого земельного участка имеет место нарушение срока освоения земельного участка, но при этом изъять такой земельный участок в связи с его неиспользованием для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности нельзя, так как три года еще не истекли. Таким образом, практически собственник имеет возможность превысить срок освоения земельного участка более чем на два года, но не менее чем на один год после истечения такого двухлетнего срока освоения земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, и при этом у него не может быть изъят этот земельный участок по основанию его неиспользования по целевому назначению.

6. Из пунктов 6 – 7 комментируемой статьи следует, что обязательным элементом принудительного изъятия земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения является назначение административного наказания.

Между тем положения пунктов 6 – 7 комментируемой статьи содержат нормы, которые противоречат административному законодательству, а также федеральному законодательству, которое определяет полномочия федеральных органов государственной власти. Во-первых, согласно части 1 статьи 1.1 КоАП РФ законодательство об административных правонарушениях состоит из КоАП РФ и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов РФ об административных правонарушениях. Таким образом, комментируемый Закон не может содержать положений, касающихся привлечения лиц к административной ответственности и назначения административного наказания. Во-вторых, положения пунктов 6 – 7 комментируемой статьи возлагают на уполномоченные органы обязанность привлечь собственника земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, который не использует земельный участок для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности, к административной ответственности.

Однако согласно части 1 статьи 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения, применительно к комментируемой статье в целом этот срок будет исчисляться по истечении трехлетнего срока неиспользования земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности. Но в случае, если такой собственник в течение этого времени не будет привлечен к административной ответственности (не будет назначено административное наказание), исходя из пункта 6 комментируемой статьи у него не может быть изъят этот земельный участок и он, таким образом, вправе продолжать его нецелевое использование, что нарушает нормы земельного законодательства. В-третьих, из пункта 7 комментируемой статьи следует, что в пунктах 3 и 4 комментируемой статьи содержатся составы административных правонарушений, которые совершает собственник земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения. При этом в пунктах 3 и 4 комментируемой статьи составы административных правонарушений содержаться не могут, так как они содержатся только в КоАП РФ (часть 1.1 статьи 8.8 КоАП РФ – неиспользование земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, оборот которого регулируется комментируемым Законом, для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности в течение срока, установленного комментируемым Законом).

Таким образом, общий порядок принудительного изъятия у собственника земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения сводится к постановке вопроса о привлечении его к административной ответственности и назначению административного наказания, и затем в случае, если такой собственник не устраняет последствия совершения им административного правонарушения, Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии, которая выносит предупреждение об устранении таких последствий и нарушений, направляет материалы об этом в орган исполнительной власти субъекта РФ.

7. Пункт 8 комментируемой статьи предоставляет органу исполнительной власти субъекта РФ право обратиться в суд с требованием об изъятии земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения и о его продаже с публичных торгов в связи с его ненадлежащим использованием. При этом, возвращаясь к пункту 7 комментируемой статьи, а также учитывая положения пункта 8 комментируемой статьи, можно отметить, что непосредственно орган исполнительной власти субъекта РФ и его полномочия не конкретизированы. В то же время можно предположить, что таким органом должен быть орган исполнительной власти субъекта РФ, уполномоченный в сфере имущественных отношений.

Отметим, что пункт 8 комментируемой статьи содержит лингвистическую ошибку. Им установлено, что орган исполнительной власти субъекта РФ обращается в суд с требованием: 1) об изъятии земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения; 2) о его продаже с публичных торгов в связи с его ненадлежащим использованием. Содержание этого требования объединено союзом “и”, что означает предъявление в суд одновременно требования об изъятии земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения и требования о продаже такого земельного участка с публичных торгов в связи с его ненадлежащим использованием. При этом в пункте 8 комментируемой статьи используется термин “требование” (в единственном числе), а не “требования”.

В судебных разбирательствах, которые проводятся в случаях предъявления таких требований, ставится вопрос о правомочности органов, обратившихся с этими требованиями. Так, в Республике Татарстан имело место судебное разбирательство в связи с обращением Исполнительного комитета Лаишевского муниципального района Республики Татарстан в суд с иском к П. об изъятии земельного участка сельскохозяйственного назначения у собственника в связи с его ненадлежащим использованием. Однако судебным органом было установлено, что исполнительный комитет Лаишевского муниципального района не имеет полномочий по обращению в суд с вышеуказанными требованиями и доказательств того, что уполномоченным органом исполнительной власти Республики Татарстан Исполнительному комитету Лаишевского муниципального района делегированы полномочия по обращению в суд с такими требованиями, истцом не представлено (см. Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 1 октября 2012 г. по делу N 33-10001/12).

Обратим внимание, что пункт 8 комментируемой статьи предоставляет право обратиться в суд только по одному из двух приведенных в пунктах 3 и 4 комментируемой статьи оснований изъятия земельного участка и о его продаже с публичных торгов. Считаем, что такая оговорка с учетом положений пунктов 3 и 4 комментируемой статьи является излишней, поскольку основания, указанные в пунктах 3 и 4 комментируемой статьи,, являются взаимоисключающими, так как пункт 3 комментируемой статьи касается вопросов использования земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, но нерационального, а пункт 4 комментируемой статьи – вопросов его неиспользования в целом.

8. Пункт 9 комментируемой статьи за органом исполнительной власти субъекта РФ закрепляет обязанность по проведению кадастровых работ и публичных торгов. Реализована эта обязанность должна быть в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу решения суда (по общему правилу – по истечении срока на апелляционное обжалование, если они не были обжалованы) об изъятии земельного участка и о его продаже с публичных торгов. Из пункта 9 комментируемой статьи следует, что кадастровые работы проводятся органом исполнительной власти субъекта РФ при необходимости. Такая необходимость имеет место в том случае, если земельный участок не поставлен на государственный кадастровый учет, либо является образуемым новым земельным участком, либо решение суда принято в отношении невыделенной земельной доли.

Проведение публичных торгов исходя из положений ГК РФ включает в себя, в частности:

1) организацию публичных торгов (опубликование извещения о проведении публичных торгов, обеспечение участия лиц, подавших заявку на участие в публичных торгах);

2) собственно проведение торгов;

3) подписание протокола о результатах публичных торгов.

9. Пункт 10 комментируемой статьи содержит норму, реализация которой на практике вызывает затруднения. Согласно положениям пункта 10 комментируемой статьи в случае, если орган исполнительной власти субъекта РФ провел публичные торги по продаже изъятого земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, но торги признаны несостоявшимися, этот земельный участок может быть приобретен в государственную или муниципальную собственность по начальной цене этих торгов в течение двух месяцев со дня признания торгов несостоявшимися. Согласно пункту 5 статьи 447 ГК РФ торги признаются несостоявшимися, если в них участвовал только один участник. Прежде всего проблема заключается в формулировке пункта 10 комментируемой статьи – “может быть приобретен”. Возникает вопрос: от чего зависит возможность такого приобретения? От усмотрения органа исполнительной власти субъекта РФ либо от намерения потенциального приобретателя, соответственно, этот земельный участок приобрести?

Также возникает вопрос, от чьего усмотрения зависит решение вопроса о том, в какой из указанных в пункте 10 комментируемой статьи видов собственности может быть приобретен земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения. Проанализировав механизм такого приобретения, можно ответить на данный вопрос. Если речь идет о приобретении указанного земельного участка в собственность, то очевидно, что приобрести можно только путем совершения возмездной сделки, а именно заключения договора купли-продажи. Исходя из пункта 9 комментируемой статьи организатором торгов по продаже земельного участка является орган исполнительной власти субъекта РФ, говоря более широко – субъект РФ. Поэтому сам себе продать этот земельный участок субъект РФ не может. С другой стороны, можно предположить, что здесь продавцом выступит бывший собственник земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения. Но снова встает вопрос о формулировке “может быть”, то есть в этом случае усмотрение будет иметь место со стороны такого бывшего собственника (продавать или не продавать).

Таким образом, с точки зрения соблюдения норм гражданского законодательства, а также выполнения требований пункта 10 комментируемой статьи правомерным будет механизм такой, что земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения приобретается в муниципальную собственность, а организатором продажи будет являться орган исполнительной власти субъекта РФ. Но опять же, возвращаясь к формулировке пункта 10 комментируемой статьи “может быть”, следует отметить, что у муниципального образования есть право на приобретение такого земельного участка в муниципальную собственность, но не обязанность.

В отдельных субъектах РФ данная норма пункта 10 комментируемой статьи несколько переформулирована с целью исключения такого двоякого толкования. Так, например, согласно пункту 4 статьи 5 Закона Брянской области от 9 июня 2006 г. N 40-З “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения в Брянской области”, если публичные торги по продаже изъятого земельного участка признаны несостоявшимися, администрация Брянской области может принять решение о приобретении земельного участка в государственную собственность Брянской области или о передаче такого права органам местного самоуправления.

Пункт 10 комментируемой статьи устанавливает также срок такого приобретения – два месяца со дня признания торгов несостоявшимися. В этой связи закономерно возникает вопрос, какова судьба земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения в случае, если в течение двух месяцев он не будет приобретен ни в государственную, ни в муниципальную собственность. Таким образом, отсутствие в комментируемом Законе процедуры, регулирующей дальнейшую судьбу такого земельного участка, является пробелом комментируемого Закона.

10. Пункт 11 комментируемой статьи регулирует вопросы выплаты средств, вырученных от продажи земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения с публичных торгов либо приобретения земельного участка в государственную или муниципальную собственность. Здесь федеральный законодатель имеет в виду те денежные средства, которые были уплачены при заключении договора купли-продажи такого земельного участка на публичных торгах или с субъектом РФ (муниципальным образованием). Эти денежные средства выплачиваются бывшему собственнику земельного участка за вычетом расходов на подготовку и проведение публичных торгов. Такое положение пункта 11 комментируемой статьи представляется справедливым, так как земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения выбывает из собственности данного собственника, иными словами, переходит из одной собственности в другою на основании возмездного договора, поэтому выплата бывшему собственнику этих денежных средств является правомерной.

Между тем пункт 11 комментируемой статьи не устанавливает механизма такой выплаты. Полагаем, что такая выплата должна осуществляться в соответствии с бюджетным законодательством. Как правило, расчеты из бюджета того или иного уровня осуществляются в безналичной форме.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code