СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ: СМЕНА ВЕХ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Деятельность средств массовой информации на сегодняшний день является одним из наиболее весомых факторов, который непосредственным образом влияет на стабильность межнациональных и федеративных отношений современной России. Степень качества информационных технологий и их использование становятся определяющими для характеристики жизни общества, вопроса о взаимоотношениях общества и средств массовой информации, степени свободы средств массовой информации от общества, власти и государства. Исходя из данных посылов, считаем целесообразным конституционно-правовой анализ регулирования деятельности средств массовой информации в России и в мире.

Анализируя Конституции зарубежных стран, принятых в довоенный период, мы пришли к выводу о том, что в них нет прямого закрепления норм, регулирующих деятельность средств массовой информации (Конституция Австрии от 10 ноября 1920 г., Основной Закон Федеративной Республики Германия 23 мая 1949 г., Основной Закон Королевства Нидерланды от 17 мая 1814 г.). Более того, в конституциях, принятых и в поствоенный период, мы также не выявили специализированных норм, регламентирующих правовой статус института средств массовой информации. В качестве примера может послужить Конституция Франции 1958 г. Однако после принятия Всеобщей декларации прав человека в 1948 г. (далее – Декларация) <1> и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) <2>, которые содержали нормы, закрепляющие право на свободу выражения мысли, стало необходимым приведение в соответствие европейским стандартам национальных стран (Декларация – ст. ст. 18, 19; Конвенция – ст. 10).

——————————–

<1> Всеобщая декларация прав человека (принята и провозглашена Резолюцией 217 A (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.) // Международное публичное право: Сборник документов. М.: БЕК, 1996. Т. 1.

<2> Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

 

Европейский суд по правам человека постановил, что свобода СМИ требует особой защиты, в целях обеспечения им возможности играть жизненно важную роль общественного стража и распространять представляющую общественный интерес информацию <3>. Письменно в конституциях таких стран, как Австрия (ч. 5 ст. 29), Германия (ч. 1 ст. 5), Нидерланды (ст. 7), Норвегия (ст. 100), Франция (III, 13, ст. 118), закреплена свобода мнений. Очевидно, что возможна и другая ситуация в сфере гарантий свободы мнения. В качестве примера можно привести Великобританию и Австралию, в которых законодатели утверждают о правовом закреплении гарантий в неписаных конституциях.

——————————–

<3> См.: Законы о печати. Журнал Inter-Nations. Дата создания оригинала документа: 10.04.2003. URL: http://www.deutschebotschaft-moskau.ru/ru/biblioth.

 

Размышления о конкретных проявлениях смены парадигмы правового регулирования информационных отношений в связи и по поводу обмена массовой информацией ориентирует наше исследовательское внимание, прежде всего, в сторону опыта наших соседей по Европе – Франции, Финляндии, Австрии <4>. Очевидно, что адекватно отвечающие на вызовы глобального информационного общества свежие примеры креативных законодательных инноваций мы сможем обнаружить в информационном законодательстве указанных выше стран. В качестве примера следует привести принятый летом 2000 г. во Франции Закон (внес существенные поправки в Закон от 30 сентября 1986 г. “О свободе коммуникации”), значительно реформирующий организационно-правовые основы предоставления онлайновых информационно-коммуникационных услуг. Указанный выше акт стал итогом оживленных трехлетних общественно-государственных дискуссий.

——————————–

<4> См.: Информационное право: актуальные проблемы теории и практики: Кол. монография / Под общ. ред. И.Л. Бачило. М.: Юрайт, 2009. С. 340.

 

Следует учесть тот факт, что согласно разделу IV Закона Франции 2000 г.: “Положения об услугах сетевых сообщений, не являющихся частной коммуникацией”, была введена обязанность установления личности создателей сайтов. Кроме того, статьи 43-7 и 43-8 установили ответственность владельцев серверов.

В 2003 г. была осуществлена серьезная модернизация национального медийного законодательства в Финляндии. Итогом ее стало принятие Закона Финляндской Республики “Об осуществлении свободы выражения в средствах массовой информации” (вступил в силу с 1 января 2004 г. <5>). В соответствии с этим актом вмешательство в деятельность любого СМИ правомерно только тогда, когда оно в полной мере является неизбежным и в должной мере учитывает важность свободы выражения в демократическом обществе.

——————————–

<5> См.: Finlex. URL: http://www.finex.fi/english/laws/index.php.

 

Что касается Австрии, то здесь целесообразным представляется указать Закон 1981 г. “О прессе и других публицистических средствах массовой информации” (Mediengesetz) <6>, который стал доступным для общественности летом 2004 г. В положениях, касающихся деятельности сетевых информационных объектов, были устранены различного рода пробелы путем ориентированности данного законопроекта на усовершенствование законодательства в данной сфере. Ряд новых понятий, а также изменение понятийного аппарата прослеживается в указанном выше Законе.

——————————–

<6> См.: Bundesgesetz mit dem Bundesgesetz ber die Press und anderepu blizistische Mediengesetz gendertwird. URL: http://merlin.obs.coe.int/redict.php?id=9166/.

 

На наш взгляд, одним из важнейших аспектов данного медиазакона является положение о том, что пакет поправок в австрийском законе дифференцирует сетевые информационные объекты согласно критерию их публичности.

Относительно судебной практики также следует указать, что поправки внесли изменения в положения, регламентирующие исполнения решений суда. В качестве примера можно привести меры по изъятию и конфискации продукции СМИ, которые могут быть реализованы австрийскими судами посредством закрытия любых сайтов, которые содержат любые материалы незаконного характера <7>.

——————————–

<7> См.: Информация о законах Франции, Финляндии и Австрии представлена с использованием материалов, опубликованных на страницах ЗИП N 10 за 2000 г., а также N 3 и N 9 за 2004 г.

 

Представляется целесообразным, опираясь на мнение В.Н. Монахова, указать тот факт, что своеобразным лейтмотивом процессов обсуждения форм законов, конкретных норм и правомочий может и должна стать следующая интерпретация знаменитого кантовского категорического императива: новое онлайн-право в ходе неизбежной модификации его нормативной составляющей ни в коем случае не должно отказываться от тех системообразующих принципов, что дарованы нам предшествующим тысячелетним опытом его офлайн-развития <8>.

——————————–

<8> См.: Информационное право: актуальные проблемы теории и практики: Кол. монография / Под общ. ред. И.Л. Бачило. М.: Юрайт, 2009. С. 351.

 

Очевидно, что на сегодняшний день свобода массовой информации гарантируется нормами конституций как зарубежных стран, так и Российской Федерации. Кроме того, производные от конституций законы более детально описывают осуществление деятельности средств массовой информации. Таким образом, институт массовой информации, выступая в качестве института интеллектуальной собственности, базируется как на правовом фундаменте, так и на основной информационной конституционной норме.

Резюмируя вышеизложенное, мы пришли к выводу о том, что Российская Федерация не отстает от зарубежных стран в сфере конституционно-правового регулирования деятельности средств массовой информации. Так, например, основополагающим в данной сфере стал Закон от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 “О средствах массовой информации” <9>, в котором нашли отражение правовые нормы, регламентирующие организацию деятельности средств массовой информации (глава II), распространение информации (глава III), отношения средств массовой информации с гражданами и организациями (глава IV) и т.д.

——————————–

<9> См.: РГ. Федеральный выпуск. 2010. 18 июня.

 

Свобода массовой информации и запрет цензуры закреплены также и в ч. 5 ст. 29 Конституции РФ 1993 г. В этой же статье Конституции каждому гарантируется “свобода мысли и слова” (ч. 1), “право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом” (ч. 4), недопустимость принуждения человека “к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них” (ч. 3). Среди конституционных гарантий свободы массовой информации важную роль играет признание в ст. 13 Конституции РФ идеологического разнообразия.

В качестве конституционных гарантий свободы массовой информации от государства и произвола его чиновников можно перечислить большое количество различных норм – об ответственности должностных лиц за сокрытие фактов и обстоятельств, (ч. 3 ст. 41), об открытости заседаний палат Федерального Собрания (ч. 2 ст. 100) и открытости судопроизводства (ч. 1 ст. 123) и т.д.

Одна из особенностей российского законодательства о СМИ заключается в том, что оно было написано в другую политическую и социально-экономическую эпоху, для совершенно другого общества, – то есть еще в СССР. Основная цель этого Закона – обеспечение абсолютной свободы СМИ от государства и его политической цензуры. Эту задачу Закон выполнил, однако его авторы просто не увидели многих социальных проблем, связанных с реализацией принципа свободы СМИ – отсюда и многочисленные пробелы в функционировании Закона сегодня.

Кобзарева Д.А.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code