В КОНТЕКСТЕ ТРЕБОВАНИЙ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Одной из актуальных проблем общей теории права является проблема взаимосвязи права и доверия. В юридической литературе вопросы взаимодействия права и доверия подробно освещены в трудах А.Н. Кокотова. По его мнению, “доверие, недоверие находят отражение в правовом материале, зачастую в варианте их закрепления, в том числе защиты. Тут правотворческие органы используют практически весь набор юридических средств и приемов. Осуществляя правовое регулирование, государство выказывает определенную степень доверия (недоверия) к адресатам правовых норм, участникам правоприменительных отношений. В свою очередь те, кому адресованы нормы, также проявляют в собственном поведении определенный уровень доверия к публичной власти, праву, их отдельным институтам. Перечисленные векторы, переплетаясь между собой, взаимодействуя с иными явлениями, задают общее состояние доверия (недоверия) в отраслевом, межотраслевом, общеправовом, общесоциальном масштабе” <1>. По его мнению, “доверие, недоверие присутствуют в праве как: а) особый предмет регулирования; б) мотив деятельности правотворческих органов; в) мотив поведения адресатов правовых норм; г) фоновое результирующее состояние правовой действительности; д) конституционная ценность, служащая критерием оценки и проверки правовой действительности” <2>. Далее он пишет: “Доверие составляет сущностную основу права, определяет его складывание и действие. В известном смысле право в целом (в его идеальном предназначении) призвано обеспечить общественное доверие, покоящееся на приемлемом для данного общества уровне порядка и справедливости. Доверие – поведенческое выражение порядка и справедливости, главное свидетельство их наличия. Имеется в обществе устойчивое доверие между людьми, властью и населением, – значит, люди принимают сложившийся общественный порядок, склонны воспринимать его как справедливый (условно, безусловно), готовы ему следовать и его поддерживать. Тем самым они легализуют фактический порядок” <3>. Думается, однако, что доверие выражает не столько сущность права, сколько необходимую предпосылку для участия людей в общественных отношениях, входящих в предмет правового регулирования. В самом деле, если люди не доверяют друг другу даже в самой минимальной степени, разве они захотят вступать между собой в общественные отношения, в том числе такие, которые входят в предмет правового регулирования? Очевидно, нет. Следовательно, доверие является одной из предпосылок социальной коммуникации, которая проявляется в том числе в виде общественных отношений, которые входят в предмет правового регулирования, а также одним из факторов, влияющих на эффективность правовой коммуникации <4>. Понятие “эффективность коммуникации” – сложное понятие. Оно рассматривается во многих аспектах: экономическом, юридическом, психологическом, управленческом и других. С точки зрения экономики правовая коммуникация эффективна, если альтернативные трансакционные издержки (ATaC) больше чем реальные трансакционные издержки (RTaC). С правовой точки зрения коммуникация эффективна, если ее содержание соответствует нормам права. С управленческой точки зрения коммуникация эффективна, если ее содержание соответствует управленческим целям. С психологической точки зрения коммуникация эффективна, если она ведет к минимизации психологических конфликтов между людьми.

——————————–

<1> Кокотов А.Н. Доверие и сущность российского права. URL: http://secandsafe. ru/stati/pravo/doverie_i_suschnost_rossiyskogo_prava (дата обращения: 25.08.2011).

<2> Там же.

<3> Там же.

<4> О правовой коммуникации см.: Поляков А.В. Общая теория права. СПб., 2004.

 

Иными словами, должно выполняться условие ATaC > RTaC. Иными словами, правовая коммуникация эффективна, если трансакционные издержки данного типа правовой коммуникации являются минимальными. Возникает вопрос: какое все это имеет отношение к доверию? На наш взгляд, доверие способствует минимизации трансакционных издержек. Рассмотрим это на примере самой обычной сделки.

Согласно Гражданскому кодексу РФ сделка по купле-продаже (самая распространенная рыночная сделка) действительна, если она совершена: а) надлежащим субъектом; б) предмет сделки находится в собственности продавца либо продавец уполномочен на совершение сделки; в) у обеих сторон имеется воля на совершение сделки, которая выражена надлежащим образом; г) сделка совершена в надлежащей форме; д) условия сделки соответствуют закону. Таким образом, при отсутствии доверия для того, чтобы гарантировать, что сделка является действительной, стороны должны убедиться в том, что: а) сделка совершена надлежащим субъектом; б) у сторон имеется воля к совершению данной сделки, причем эта воля выражена надлежащим образом; в) сделка совершена в надлежащей форме, г) предмет сделки (в данном случае купли-продажи) находится в собственности продавца; д) условия сделки соответствуют (не противоречат требованиям закона. Кроме того, стороны должны убедиться в том, что каждая из сторон надлежащим образом исполнит свои обязательства, вытекающие из сделки. Если каждая из сторон сделки будет проводить все эти действия, то трансакционные издержки существенно возрастут, однако в обыденной жизни никто этого не делает. Почему? Дело все в том, что, совершая ту или иную сделку, стороны доверяют друг другу: стороны верят, что каждая из них является надлежащим субъектом, что предмет сделки (в данном случае купли-продажи) находится в собственности продавца, что у сторон имеется воля к совершению данной сделки, причем эта воля выражена надлежащим образом, что условия сделки соответствуют (не противоречат) требованиям закона, что каждая из сторон надлежащим образом исполнит свои обязательства, вытекающие из сделки. В данном случае, если стороны доверяют друг другу в данных вопросах, они сокращают возможные трансакционные издержки. Подобное поведение является рациональным и соответствует парадигме homo economic (экономического человека). Таким образом, можно сделать вывод о том, что доверие является формой рационального поведения человека; напротив, недоверие является иррациональным поведением человека, ибо чем ниже уровень доверия, тем выше уровень трансакционных издержек. Это одна ситуация. Другая ситуация состоит в том, что одна из сторон пытается воспользоваться доверием другой стороны и извлечь выгоду из неосведомленности другой стороны об условиях сделки. В данном случае подобное поведение порождает конфликт и, как правило, является невыгодным для обеих сторон в сделке.

Представим себе другую ситуацию. В законодательстве четко не определено, кто может быть субъектом общественных отношений, входящих в предмет правового регулирования, что может быть объектом этих отношений, каковы права и обязанности участников этих отношений, каковы основания их возникновения и прекращения. В данном случае возможно две ситуации. Законодатель сознательно пошел на неопределенность с целью предоставить субъектам права решить вопрос по своему усмотрению. В данном случае единственной мерой, способной обеспечить эффективность правовой коммуникации, будет доверие субъектов права друг к другу, а также доверие к государству, которое способно в случае возможных нарушений их прав и законных интересов защитить их. Другая ситуация состоит в том, что чиновники государства пользуются законодательной неопределенностью с целью извлечения для себя выгоды. Подобная ситуация порождает так называемую вынужденную коммуникацию. В свою очередь, вынужденные коммуникации делятся на легальные и нелегальные. Примером легальной вынужденной коммуникации являются налоги. Примером нелегальной вынужденной коммуникации является взятка. В свою очередь при осуществлении легальной вынужденной коммуникации налогоплательщик либо доверяет государству, а государство доверяет налогоплательщику (ситуация 1), либо налогоплательщик доверяет государству, а государство не доверяет плательщику (ситуация 2), либо государство доверяет налогоплательщику, а налогоплательщик не доверяет государству (ситуация 3), либо, наконец, ни налогоплательщик, ни государство не доверяют друг другу.

При этом, если законодательство не соответствует требованиям правового регулирования: определенности, обоснованности, системности, стабильности, учета интересов субъектов права, – то, во-первых, снижается уровень доверия субъектов экономической деятельности друг к другу, и в первую очередь к государству, а также происходит увеличение рисков и, как следствие, повышение реальных транзакционных издержек. Из условия эффективности правовой коммуникации следует, что реальные транзакционные издержки должны быть минимальными, то есть инвестор предпочтет вкладываться в ту страну, где существует меньший риск и где он больше доверяет государству, а государство доверяет ему.

Несовершенная законодательная база, нестабильность законодательства, слабая судебная система привела к тому, что, по данным С.А. Андреева, вывоз капитала из страны составляет 15,5 трлн. руб., т.е. 500 млрд. долларов, что эквивалентно 2,5 годовым бюджетам страны <5>. По мнению Д. Львова “по нашим оценкам, за годы реформ было вывезено около 500 млрд. долларов” <6>. Причина – малопригодная институциональная среда. Как отмечает И.Г. Калабеков, многие российские экспортно-ориентированные компании продают свои товары в офшоры, по ценам ниже мировых, а затем офшорные компании продают товары по мировым ценам <7>. Для предотвращения подобного рода схем необходимо установить, что налогообложение экспорта производится исключительно по мировым ценам, во-вторых, отменить нулевую ставку НДС по экспортным операциям, в-третьих, обеспечить соблюдение всех требований правового регулирования в законодательстве: определенности, обоснованности, системности, стабильности, учета интересов субъектов права, координации и защиты их интересов и т.д. Таковы реальные потери российской экономики от недоверия бизнеса к государству и государства к бизнесу.

——————————–

<5> Кому принадлежит Россия. ТВ “Пятый канал”, программа “Открытая студия”, ведущий Р. Герасимов. 08.10.2011.

<6> Львов Д. Нравственная экономика // Свободная мысль XXI. 2004. N 9.

<7> Калабеков И.Г. Российские реформы в цифрах и фактах. М., 2011.

 

Рассмотрев проблему взаимодействия права и доверия, мы пришли к следующим выводам:

1. Доверие является важнейшей предпосылкой для осуществления эффективной правовой коммуникации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

2. Доверие – форма рационального поведения, поскольку оно влечет за собой минимизацию трансакционных издержек.

 

3.  Эффективность системы правовых коммуникаций в сфере предпринимательской

и  иной  экономической  деятельности  может  быть  рассчитана   по  формуле

 

Э  = 1 – Q  / Q  , где

1        1    2

 

Q  –  число коммуникаций, где обе стороны доверяют друг другу;

1

Q  –  общее число коммуникаций;

2

Э  –  коммуникационная эффективность.

1

 

4. Правовые коммуникации могут эффективно осуществляться, если правовое регулирование соответствует требованиям, предъявляемым к нему: требованию определенности, обоснованности, недопустимости ущемления свободы субъектов права, учета интересов субъектов права, системности и стабильности.

5. Соблюдение субъектом правового регулирования и правотворчества вышеизложенных требований влечет за собой увеличение к ним доверия со стороны других субъектов права и тем самым способствует выстраиванию более эффективных правовых коммуникаций, чем в случае, когда эти требования игнорируются.

Осипов М.Ю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code